Служение истине

naukaВ советские времена был такой журнал — «Наука и жизнь». На мой взгляд, не так его надо было назвать — убрать «и», а между словами поставить тире. Получилось бы «наука — жизнь», что совершенно точно для любого человека, который однажды «заболев» каким-либо идеей, продолжает истово ей служить. Отсюда и споры ученых — часто безжалостные. И загубленные по социальным меркам, жизни, в которых порой нет ничего, кроме служения истине. С другой стороны, не было бы людей искренне преданных знанию, кто бы зажигал в сердцах людей стремление к познанию, кто бы двигал прогресс?

Работа ученого — не только поиск научной правды, работа ученого — еще и гражданский, человеческий долг. Знанию подвластно повернуть ход человеческой истории. В руках глупца или тирана, оно способно в одночасье уничтожить миллионы людей. В руках мудрого — их же спасти.

Примером такого человеческого долга ученых, является событие периода Второй Мировой войны. Тогда трое ученых спасли целый народ!

Современному путешественнику, пересекающему границу Литвы, с целью познакомится с ее историей и красотами, трудно избежать поездки в Тракай. Этот маленький городок в пригороде Вильнюса славится невероятной красоты озерами, густыми лесами, аккуратными, словно специально выстроенными для услады глаза домиками—ресторанчиками и величественным средневековым замком. Красой и гордостью Великого Княжества Литовского, одним из самых неприступных во всей Восточной Европе: ни разу за всю историю врагам не удалось его завоевать. Это была основная резиденция великого князя Витовта, прославившегося не только славными боевыми походами против потомков Чингисхана и Тевтонских рыцарей, но и фантастической для тех времен религиозной и политической толерантностью (только крещен был трижды, дважды по католическому и православному обряду). А  приют на своей земле давал представителям самых разных народов, от хана Золотой Орды Мухаммеда (с которым сам же в свое время и воевал) до плененных им же в Крыму караимов, которых так расположил к себе, что те и по сей день почитают Витовта, как одного из своих спасителей.

Караимы — малая народность, выходцы из еврейской общины Багдада в VIII веке, исповедующая иудаизм. От «обычных» религиозных евреев их отличает отвержение Устного толкования Торы (т.н. раввинистически-талмудической традиции), которая стремится объяснять неясные положения Пятикнижия, за счет чего делает законы Божьи ближе к народу. У караимов своя форма религиозного ритуала, ставка на приоритет воли человека, при сохранении жесткого монотеизма и вере в единственную истину, изложенную в текстах Ветхого Завета. Они живут закрыто, не приемлют смешанных браков, даже с евреями других традиций.  По современным меркам и отношению к основной религии — иудаизму, караимы являются сектантами. Вдумайтесь в это определение и попробуйте перенести его на свое отношение к известным вам сектам!

У малых народов всегда возникают проблемы с идентификацией. Большинство караимов считало и продолжают считать себя частью еврейского мира (что во многом подтверждается тем, что после создания Государства Израиль многие из них переселились на Землю Обетованную). Однако в научном мире существовали две теории их происхождения. «Еврейская», согласно которой караимы изначально были евреями, но долго проживая на территории Крымского ханства, ассимилировались и потому более похожи на хазар, нежели на представителей избранного народа. И «хазарская», которая утверждает, что караимы —  представители тюркских племен, которые приняли иудаизм, трансформировали его под свои задачи, а значит еврейской крови в них нет.

Не всегда толерантное отношение основной массы евреев к караимам, кроме религиозных разночтений, усугублялось еще и тем, что последние жили по принципу: «ласковый телок двух маток сосет». Отважные воины, они всегда и везде стремились быть ближе к властям, а за счет этого обретали ряд привилегий. Литовские караимы, пользуясь особым расположением Витовта, получили не только статус личных охранников его королевского величества, но и право поселения на одной из лучших земель на территории современной Литвы — в Троках (ныне Тракай). А крымские караимы после включения Крыма в состав России объявили себя лояльными подданными, утверждали, что к распятию Иисуса никакого отношения не имеют, «поскольку их предки, иранские евреи, жили в I в. н.э. — уже и изгнании, в Вавилонии!», за что царское правительство избавило их от тягот антисемитского режима и даже предоставило ряд привилегии. Разрешило присваивать офицерские чины в армии, жить на всей территории империи и беспрепятственно исповедовать свою религию. Так они и жили, вдали от основного еврейства, расселившись не только в России, но и на территории современной западной Украины, в Львовской, Луцкой областях, Галиче и Литвы.

Вопрос идентификации караимов остро встал во время фашисткой оккупации. Для Гитлера не составило бы большого труда уничтожить небольшую народность; как известно его ненависть ко всему еврейскому не знала границ. Однако будучи достаточно пунктуальными, фашисты решили выяснить «правду» о происхождении караимов. Поступили нестандартно — обратились за заключением о происхождении караимов к трех ведущим специалистам по еврейской истории и этнографии того времени. Разумеется, евреям! Евреям, проживающие в гетто, в невероятно трудных условиях, и имеющим все основания не надеяться когда—либо покинуть его живыми. Какие тут караимы, казалось бы?

Трое ученых — Зелик Хирш Калманович, Меир  Балабан и Ицхак Шиппер, независимо друг от друга дали немецким оккупационным властям заключение, что караимы не являются евреями ни в расовом, ни в религиозном отношении. Причем все трое до этого официально придерживались совершенно противоположной версии. Тем самым пошли в разрез со своими убеждениями. Почему? Вероятно, чтобы спасти караимов  — малый далекий народ, от массового уничтожения.

Далее, уже другой ученый, доктор филологических наук, профессор, старший священнослужитель крымских караимов Сергей Маркович Шапшал спешно едет в Берлин. Там получает в министерстве культов документ о том, что караимы – не евреи и не подлежат заключению в гетто (откуда путь в те времена был лишь на непосильные работы, в газовую камеру или на расстрел). Отпечатывает за свой счет 1000 копий и рассылает их во все места, где жили караимы. Только в Краснодар и Новороссийск письма не успевают дойти. Там караимов расстреливают вместе с евреями. Во всех остальных местах — оставляют в живых.

Уже потом, после освобождения Крыма советскими войсками, около 200 тысяч крымских татар будут обвинены в сотрудничестве с нацистской Германией и в течение трех дней выселены в Сибирь и Среднюю Азию. Вместе с ними депортируют и часть караимской общины. Но это, разумеется, не идет ни в какое сравнение с сулимым им безжалостными кострами Холокоста.

Зелик Калманович, Меир Балабан и Ицхак Шиппер погибли в гетто. Их имена чтут в современном Израиле, а вот на сайте «Виртуального музея караимов» (www.caraimica.org) я, к сожалению, не нашла описания этой истории. Не рассказывают о подвиге ученых и в Тракае, где и по сей день живет несколько семей караимов.

Когда я думаю об этой истории, то задаю себе вопрос, как бы я поступила в подобной ситуации? Как бы поступили люди рядом со мной? Также как и многим преданным сторонниками научного подхода мне свойственна научная и человеческая непримиримость. «Идейных врагов», с которыми нередко вступаю в конфликты «за веру» у меня также хватает. И вот я представляю себе, что однажды кто-нибудь, кто и для меня самой представляет угрозу, задаст мне, авторитету в своей области знаний, вопрос… Ну, теоретически: «А что там, госпожа Шубина, являются ли сторонники теории ОШО, психологами или нет?» Или: «Дать ли место тантрическим практикам на территории государства?»

Конечно, будь я «сама в себе» я бы ответила — нет! Я бы нашла сотни объяснений того, почему эти технологии чужды и вредны нашему народу. В конце концов, среди моих друзей нет ни одного «ошовца» или «тантриста»…

Но что-то, может быть как раз история еврейских ученых, нет-нет да и заставляет меня прикусывать в научных спорах язык. А когда особенно хочется «врезать» какому-нибудь уж слишком зарвавшемуся «шарлатану» парочкой убедительных аргументов, я вспоминаю, как сидели мы с моими учениками, слушателями семинаров Института профессионального тренинга, солнечным январским днем в настоящем караимском доме… Трескали традиционные караимские пирожки (кибинаи), слушали льющуюся, как весенний радостный ручеек, речь нашего очаровательного экскурсовода о мудром короле Витовте, смотрели на возвышающийся на острове замок и думали: «Как хорошо!». Я вспоминаю, как тянулась за еще одним сочным пирогом моя маленькая дочь, как нахваливала угощение мама, сыто дремал разморенный от свежего воздуха муж…Как было спокойно и хорошо. И наворачиваются на глаза слезы, и тупо ноет душа, не вмещая представления о том, какими качествами нужно обладать, чтобы рискуя жизнью спасать далеких и чужих людей, когда вокруг тебя крошится твой собственный мир…


Сейчас снова наступают трудные времена. Неровен час, вновь возгорятся «костры инквизиции», а «неугодных», во всяком случае, среди людей нашей профессии, несложно найти. Будем ли мы защищать своих, встанем ли плечом плечом за знание и Бога? Правда, для этого Бога надо в сердце иметь… Но это уже, как говорится, совсем другая история.

P.S. По мотивам вышеизложенных события написан рассказ Владимира Матлина "Научная истина".

Для подготовки статьи использованы материалы курса «Главы из истории и культуры евреев Восточной Европы» Открытого Университета Израиля.

Материалы сайтов: www.eleven.co.il; www.migdal.ru; www.balto-slavica.com, фото из Электронной еврейской энциклопедии и личного архива автора.

Елена Шубина

Ваши комментарии: