Где та гордость?

Где та гордость?Пожалуй, сложно себе представить тему, которая не имела бы столько острых углов, как эта.

Мама моего первого мужа любила повторять: «Мы нищие, но гордые!» В соответствии с этим лозунгом, нужно было до последнего вздоха сдерживать свои искренние человеческие порывы. Последний вздох, увы, наступил, и я, узнав о ее смерти (к тому времени мы с мужем давно были в разводе), подумала, что он так и не успел познать настоящей материнской любви. Отсюда — чрезмерные эмоции, навязчивое желание сделать «идеальными матерями» всех своих жен, неумение любить не за что-то, а просто так.

Кстати, покойная свекровь, которую я очень любила, запомнилась мне одним странным, но очень хорошо иллюстрирующим тему вот такой болезненной гордости поступком. Однажды свекровь покрасила мне волосы... И вот стою я, согнувшись над ванной, засунув голову под кран, а свекровь вдруг запускает руки в мою «гриву», жестко и больно тянет (того гляди оторвет) и произносит: «Отпущу, если мамой начнешь называть!». Я растерялась, мне стало трудно дышать, я не знала, что на это ответить... Неужели не нашлось другого момента сказать юной невестке такие важные для каждой девушки слова, кроме как, когда она стоит кверху задницей с намыленной головой и жмурится от едкого запаха ацетона? Думаю, в этом было что-то защитное. Собственная грубость плюс нелепость момента позволили ее душе на минуту раскрыться и сказать то, что не могло быть сказано в другое время. Гордость ли это? О, да! Нужна ли такая гордость, во благо ли она? — Думаю, нет!

— Ты можешь ТАК не улыбаться?— говорил мне мужчина, муж.

— Как, так?

— Слишком открыто, люди же на тебя смотрят!

И это не в какой-нибудь восточной стране, где женщинам положено ходить в парандже. С другой стороны, я думаю, что «европейскость» русских сильно преувеличена. Мы такая полувосточная страна, мы сняли с себя наш аналог «паранджи» — белый церковный платок, но не сняли с души привычки жить и любить с оглядкой. И было бы это, наверное, не плохо, потому что способность задуматься о том, как ты выглядишь в глазах остальных, как ни крути, а часть воспитательного процесса. Но вот выросло новое поколение, подхватило другие (чуждые нашему сознанию, как раз-таки - чисто западные) идеи, и вот уже "оглядка" заменилась "душой навыворот", а стыдливая чистоплотность тела — бесконтрольным допуском до себя. Теперь уже мамы нынешних подрастающих дочерей спрашивают, с какого возраста можно посетить мой семинар.

— А сколько вам лет?

— Нам десять…

— Десять? Нет, еще рано…

А что толку работать с девочкой десяти лет? Работать надо с ее мамой, потому что, если такая задача настала — разобрать тему женской гордости — значит, она возникнет еще не один раз. Девочка будет взрослеть, ей нужна будет рядом мудрая мама — советчица и подруга. Вот тогда-то и пригодятся знания, которыми я наполню этот семинар. Но не идут мамы ко мне, все больше хотят «подослать» дочерей.

А не идут, потому что с темой гордости, как я уже потом поняла, вообще очень непросто. Каждый под ней понимает что-то свое.

Толковый словарь Ожегова дает весьма любопытное определение. Гордость – завышенное чувство собственного достоинства, самоуважения, высокомерие, чрезмерно высокое мнение о себе, осознание своего превосходства над другими. С другой стороны, здесь толковый словарь сам же себе противоречит. Чувство собственного достоинства завышенным быть не может. Завышенной может быть цена — и тогда ее, скорее всего, не заплатят. Так же как и высокомерие — уж явно не того порядка черта. Думаю, что здесь имеет место какая-то неточность. Еще, повсеместно путаются понятия гордость и гордыня. Одна дама, филолог по образованию, с пеной у рта доказывала мне, что это одно и то же.

Ну, скажите, вы слышали когда-нибудь, чтобы говорили «гордыня своими успехами», «национальная гордыня»? Может быть, гордыня — это качество присущее человеку с духовными искажениями?

Гордость -  понятие все-таки универсальное. Лично человек может и не гордиться знатностью своей фамилии, наградами своих предков, рожденными и воспитанными детьми, написанными трудами. Но для общества очевидно — это предмет для гордости. Поводы же для гордыни редко бывают понятны не то, что обществу, даже самому человеку. Гордыня — обратная сторона гордости, возвышение не имеющего ценность либо обесценивание ценностей других.

Та дама, филолог, на семинаре пыталась убедить маму троих детей, что она напрасно посвятила их воспитанию молодые годы, а теперь де, не может построить карьеру. Я думаю, вы догадываетесь, что своих детей дама не имеет, как, впрочем, и заслуживающей внимания карьеры.

Порой очень странные вопросы слышу. Вот, например: «Скажите, если я ему первая позвонила, значит, я уронила свою гордость?» На мой взгляд, гордость здесь вообще ни при чем, а мудрость женщины заключается не в том, чтобы заставить мужчину позвонить первым, а чтобы не допустить до себя того, кто ее недостоин. Что же касается звонков, писем, свиданий и прочих неизменных атрибутов отношений, то тут все должно вытекать из законов здравого смысла. Естественно, что когда все только начинается, люди дергают друг друга бесконечно. Это обычный «голод», мы жаждем друг друга и хотим насытиться, но в какой-то момент насыщение наступает, и вот тут нужно найти в себе силы остановиться, разжать руки и переждать. Ведь объемы души, как и объемы желудков, у всех разные.

Или, вот: «Я такая гордая, подарков ни у кого не беру!» А что плохого в том, чтобы взять и искренне поблагодарить того, кто от чистого сердца хотел сделать тебе приятное?

Вообще, ассоциативный ряд людей к слову «гордость» — много пафоса, много церемониала и много претензий. От чего хочется воскликнуть:  "Не доросли мы еще до гордости!" Значит, будем расти вместе. Вы и я…, а разум и чувства нам в этом помогут!

Елена Шубина

Ваши комментарии: