Телесная терапия или wellness-коучинг?

IMG_166511Только мы успели разобраться с тем, что же такое wellness, как в нашем быстро меняющемся мире появилось новое явление wellness—коучинг. О том, что это за явление, мы побеседовали с Еленой Шубиной.

Анастасия Санникова: Елена, что такое wellness—коучинг?

Елена Шубина:  Wellness—коучинг -  это консультирование по вопросам здоровья, где здоровье рассматривается в стандарте ВОЗ — физическое, профессиональное, психологическое, духовное и социальное. А wellness—коуч - это человек, который помогает другому человеку привести все эти составляющие к гармонии причем с поправкой на особенности жизни этого человека и его конкретные цели.

А. С.: Вы сейчас ставите знак равенства между wellness—коучингом и телесной терапией?

Е. Ш.: Ни в коем случае! Телесная терапия может быть одним из средств, одним из инструментов, которые задействует коуч для того, чтобы помочь своему клиенту. Но не единственным.

Я понимаю, почему вы задаете этот вопрос. Вы видите сейчас нашу новую рекламу, в которой написано «wellness (телесная) терапия и консультирование». Это переходный вариант, в будущем слово в скобках вообще уйдет также как и весьма спорное для России понятие «терапия» заменится на коучинг. Но мы долгое время ассоциировались у наших учеников и клиентов именно с телесной терапией и не можем вдруг взять и сказать, что мы этим больше не занимаемся. Тем более, что это не так — занимаемся, но преобразуем методы ТОП под задачи и реалии времени.

А. С.: Лично мне грустно, что один из признанный авторитетов телесной терапии в России вдруг перестает так себя называть…

Е. Ш.: Нормальный процесс развития человека, как мне кажется. Вечными могут быть только вечные ценности, все остальное вполне может меняться, главное, чтобы изменения были в плюс, а не в минус и были осознанным выбором самого человека, а не вынужденной мерой.

Строго говоря, мы год от года все дальше уходили от телесной терапии в том понимании, которое было сформировано в России. Биоэнергетика Лоуэна, биосинтез — это же крупицы в море методов, подходов, систем. Просто долгое время Россия жила в информационном вакууме и принимала все за чистую монету. У нас до сих пор кто-то обучает «райхианской терапии», например. Господь с Вами, Райх никогда не занимался терапией, он был психоаналитиком, а потом изобретал оргонные аккумуляторы. Райх за всю свою жизнь принял клиентов меньше, чем среднестатистический психолог какого-нибудь районного «Солнышка» за полгода работы. Люди, которые сюда привозят т.н. «райхианскую терапию» - это представители секты Ошо, которая запрещена и гонима почти во всем цивилизованном мире. Или их бездумные подражатели. У этих людей совершенно конкретные цели и они их, надо признать, успешно достигают. Но лично я уже устала рассказывать окружающим, что телесные терапевты это не те, кто заставляют людей колотиться тазом об пол, чтобы вызвать «вселенский оргазм».

Когда из «классического» для России набора приемов ТОПа, в программе семинаров нашей школы осталось процентов 25%, стало очевидным, что нет смысла держаться за название «телесно—ориентированная психотерапия». Более того, если думать о будущем наших выпускников, то это название, уже достаточно дискредитировавшее себя, будет создавать им только препятствие в карьере и вводить в конфликты с законом (напоминаю, что профессия "психотерапевт" в России не приравнена к профессии "психолог"). Обратите внимание, телесная терапия в России существует уже лет 25, только мы проводим обучающие семинары по  ней уже 10 лет. За эти годы только я одна написала о телесной терапии что—то около ста статей, которые выходили от научных сборников до глянцевых журналов, а сколько еще написали другие? Но при этом телесная терапия, как была известна лишь очень узкому и специфическому кругу специалистов, так и осталась. Вы знаете хоть один успешный действующий центр телесно—ориентированной психотерапии? Нет? И я не знаю… Нашим выпускникам некуда было трудоустроиться. А какой смысл учиться тому, на чем ты потом не сможешь зарабатывать деньги? Поэтому из моих учеников по специальности работают единицы, зато сотни применяют телесную терапию в косметологии, массаже, логопедии... Они ее просто приспособили под свои задачи. Это здорово, наверное… Но однажды я задумалась: если то, чему ты учишь, люди бояться лишний раз назвать своим именем, но при этом с радостью используют… может быть с названием что—то не то?

А. С.: С новым именем ситуация изменится?

Е. Ш.: Она уже изменилась. На сегодня, например, в Санкт-Петербурге, мы имеем заявки от трех больших wellness—центров на наших специалистов. То есть, мы еще и группу не открыли, а выпускников уже, считайте, трудоустроили. Здорово, правда? Так что, у кого есть желание перебраться в Питер, приезжайте на курс, работа будет!

А. С.: Но, чем будут заниматься wellness-коучи в wellness-центрах?

Е. Ш.: Тем, что им позволяет их базовое образование и структура центра. Понимаете, wellness — это не профессия, это стиль жизни. В структуре wellness-центра уместны и психологические консультации, и тренинги, и спа-процедуры с массажем, и какие-то развивающие занятия для детей. Но работодатели хотят быть уверены в том, что их специалист сам является носителем идеи здорового образа жизни, и что его работа не пойдет во вред клиенту, особенно, если клиент получает в клубе комплексное обслуживание, когда не всегда возможно обозначить сферу ответственности каждого специалиста за последствия некорректной работы.

А.С.: Тогда не очень понятно, чему именно вы будете учить? Если каждый будет заниматься тем, что он уже умеет делать?

Е.Ш.: Мы будем учить работать в этой отрасли или строить собственный бизнес, если кто-то не захочет быть наемным работником. А это требует огромного количества знаний и навыков, от основ рекламы и менеджмента, то системного подхода в психологии, который только и позволяет использовать психотехнологии грамотно, под задачу и не во вред клиенту. Мы будем учить быть успешными, опираясь на уже наработанное, и добавлять те знания, которые сейчас крайне необходимы. В вузах этому не учат и не могут учить, потому что задачи вуза "нашпиговать" будущего специалиста общими профессиональными знаниями. На рабочих местах сейчас хотят иметь специалистов с опытом работы. А почему? Именно потому, что любой предприниматель знает, мало диплома - человек должен уметь работать. Раньше эту задачу - введение человека в дело, выполнял институт профессиональных наставников, сейчас эта система практически упразднена. Вот на ее место мы и хотим придти. Мы уже сейчас своим ученикам выдаем визитки, рекламные описания процессов, чтобы они могли с чего-то начать. Следующий шаг - подготовка "под ключ". Это когда человек уже завтра сможет войти в рабочий кабинет, полностью подготовленный к тому, что его ждет на практике.

А.С.: Звучит очень красиво, а где гарантия, что будут клиенты?

Е.Ш.: Массовости, наверное, не будет, но это и не нужно. Профессионалы вообще категория штучная. Тут мне кажется, еще многое зависит от осознанности специалиста. Чтобы придти к нам, он должен захотеть работать в этой отрасли. Работать, а не тусоваться... Огромное количество людей имеют психологическое образование и какой-то набор знаний, но очень плохо представляют себе, как их можно применить. Поэтому психология толком и не интегрировалась в социум, создав некую общественную прослойку со своей субкультурой, правилами, и своими нормами выживания. Она обособлена и, наверное, интересна именно как среда для общения, внутреннего роста. Но совершенно непригодна для построения карьеры на ее основе в социуме. Максимум что, ты в глазах общества будешь "надо же, психолог, а нормальный человек".

Ни про одну профессию не сочинили столько анекдотов, сколько про психологов... Можно сказать, что виноваты сами психологи, но нужно учесть и то, что очень мало делается для того, чтобы создать этой профессии здоровый имидж. Поэтому, мы прежде всего, этот wellness-коучинг будем своим ученикам проводить, чтобы увеличить таким образом процент здоровых специалистов. А там, глядишь, критическая масса наберется, восприятие людей поменяется.

Не так давно меня попросили выступить экспертом в конфликте работодателя — владелицы фитнес—клуба с работником, заметьте, с медицинским и психологическим образованием, нанятым для проведения оздоровительных групп для беременных. Выяснилось, что за закрытыми дверями зала этот специалист проводил с клиентками достаточно жесткие психологические тренинги и мотивировал женщин на домашние роды. Разумеется, кто-то справедливо возмутился. Когда я разбирала этот конфликт, который, к счастью, разрешился без суда, то обратила внимание, что у специалиста абсолютно «зашоренное» сознание и непонимание специфики среды, в которой он находится. Очень харизматичная персона, этакий фанат своего дела, но при этом не понимает, почему своими действиями он «подставил» своего работодателя. Не осознает и того, что то, что хорошо в теории, не всегда полезно и возможно в реальной жизни. Конечно, такому человеку не место в сфере массового оздоровления или ему надо учиться работать в ней.

А. С.: Вы не первая, кто сетует на низкое качество психологических услуг…

Е. Ш.: Мы долго жили в государстве, которое только на словах считалось правовым, но времена меняются и вот реформы коснулись и психологической отрасли. Это очень болезненный процесс, но нам предстоит его пройти, если мы хотим сохранить психологические услуги, как таковые. В ближайший год—два мы будем наблюдать, как психологические центры и консультации будут постепенно поглощаться более мощными структурами или закрываться. Как таковые психологи останутся только в организациях, на производстве или при медицинских учреждениях, в системе образования. А всем остальным, кто до этого, возможно, был нелегалом, придется искать работу или менять профиль. Но с другой стороны, набирает вес другая мощная отрасль — оздоровительного и спортивного досуга. И ей будут нужны специалисты, которые смогут этот досуг организовать. Опять же, давайте будем честны перед собой, сейчас, наверное, девяносто процентов посетителей тренингов, это люди, которые относятся к тренингам, как к приятному времяпровождению, а это и есть досуг. Пока эти люди потребляют то, что им дают и в том виде, в котором им это дают. Как правило, низкосортный продукт за большие деньги. Но можно же по-другому… Почему, чтобы тебе помогли принять себя и разобраться со своими комплексами, нужно с ковриком под мышкой пробираться в воскресенье в какой-нибудь арендованный по случаю для занятий детский сад? Допустите мысль, что можно за тем же самым прийти в красивое место, где на одной территории будет все — салон красоты, кафе с полезным меню, зимний сад, бассейн, и… тренинговый зал. Где люди будут не только плакать, но и знакомится друг с другом, отдыхать, заниматься спортом, где с вашими детьми будет заниматься педагог, пока вы заняты на тренинге.

И вся эта среда сейчас открыта для специалистов. Но чтобы там оказаться, нужно чуть—чуть поработать над собой. Привести в порядок чувства и мысли, поработать над имиджем, структурировать знания, самим оздоровиться. Понять эту отрасль, чтобы не смотреться там, как пришелец с другой планеты. И должен быть кто-то, кто тебя туда приведет и сделает там своим. Могу с гордостью сказать — да, это мы, Институт профессионального тренинга. Я сама люблю все красивое и хочу, чтобы мои выпускники жили и работали в красоте. Вы много знаете организаций, где выпускников везут в будущее прямо на лимузинах?

А. С.: На лимузинах?

Е. Ш.: Выпускной в лимузине — это наша традиция, но одновременно и символ, планка, ниже которой падать нельзя. Если ты ехал в лимузине по главной улице своего города, где тебя чествовали, как специалиста, тебе уже труднее будет обесценить то, что ты получил.

А. С.: Складывается впечатление, что wellness—коучинг - это западное явление?

Е. Ш.: Ну что значит западное, восточное? Явление может где—то зародиться, но, придя на территорию с иной ментальностью и укладом, оно обязательно преобразуется, приобретет национальную самобытность. И как раз задача отечественных специалистов, если уж некая тенденция стала зарождаться в мире, суметь построить на ней то, что применимо и рационально в данном конкретном регионе.

Понимаете, западные технологии оздоровления в принципе трудно применимы к России, также как, впрочем, и все остальное. Мне в свое время предлагали пройти обучение в Германии, став специалистом по оздоровлению. Я было "дернулась"  - для престижа, знаете, у нас же до сих пор на западные дипломы смотрят снизу вверх. А потом изучила программу и поняла, что выйду из стен этого заведения социальным работником с большим багажом знаний по уходу за стариками и инвалидами. Эта типичная ситуация для Европы, да и вообще для стран, с высоким уровнем жизни, где сохранение здоровье является неотъемлемой частью жизни. Ты идешь по улице, а рядом велосипедная дорожка и, попробуй, сойди на нее… там оживленное движение! Развит институт семейных врачей, мощное социальное страхование… о том, что фитнес услуги доступны и очень востребованы, я уже и не говорю. При таком подходе действительно консультант по здоровью ассоциируется только с уходом за немощными, и то он будет помогать им чувствовать себя здоровыми, полноценными членами общества, а те, в свою очередь, к этому стремиться. И совсем другое дело у нас. У нас здоровые, дееспособные люди не умеют в сообществе жить, чего уж говорить о больных? У нас люди только сейчас начинают снова осознавать ценность здоровья и то не все. Посмотрите чем живет молодежь, на их идеалы. Поэтому, если мы будем копировать западные стандарты, то снова упремся в стену. Значит будем искать подходы.

А. С.: Да, это так, увы… И вы видите, что wellness-коучинг — это спасение?

Е. Ш.: Для начала это просто дело, которым можно заниматься достойно. А если вы пока не представляете себе, как и где, то приходите к нам, звоните, пишите — расскажем, покажем, обсудим ваше будущее.

Тел. +7 800 555 66 34 (звонок для регионов России бесплатный)

Беседу вела Анастасия Санникова.

Ваши комментарии: