Человек, потерявший свое тело

img-3Человек рождается максимально телесным. Собственно, до определенного этапа жизни он и его тело абсолютно равнозначны, а все его потребности это и есть потребности его тела. В своем желании быть сытым и сухим, требующий к себе внимания и нежности младенец абсолютно эгоистичен, но родители с радостью принимают его таким. До поры, до времени. Стоит малышу стать чуть более осознанным, и с жестокостью, на которую только и способны самые близкие и родные люди, родители обрушат на него «всю правду о жизни», выражающуюся в таких понятиях, как долг, необходимость, стыд, совесть, ограничение и требование быть, «как все». Маленькие и большие бунты только начавшей развиваться личности будут деспотично подавлены, а первые ростки свободомыслия вырваны с корнем. При этом родители будут истово верить, что действуют из самых лучших побуждений. Ведь прежде всего ими движут инстинкты.

Материнский, выражающейся в немыслимой силы страхе потерять своего детеныша и отцовский, дающей о себе знать, когда отец задумывается о признании своего продолжения социумом. Логика матери и отца понятна. Смешав ребенка «с толпой», сделав его менее заметным, мать делает его существования более безопасным, ведь, как известно, более всего достается той голове, что высунулась над остальными. А отец стремится чтобы его ребенок был, по крайней мере, не хуже других, честолюбиво лелея мечты о лучшем, но на самом деле истово боясь самого худшего. Таким образом, ребенок получает первый урок – он не свободен, он рожден, чтобы соответствовать чаяниям других людей.

По мере взросления ребенок обретает все больше и больше самостоятельности. Она проявляется в умении отличать желаемое от действительного, говорить «да» и «нет». Испытывая интуитивный страх перед самостоятельностью ребенка, и все еще биологически стремясь удерживать его рядом, мама ограничивает его самым доступным для нее способом – словесной идентификацией. «Мы покушали», «мы сходили в туалет», «нам пора спать», слышит ребенок на протяжении первых лет жизни, а иногда и значительно позже, вплоть до подросткового возраста, а в редких случаях всю жизнь. Ребенка нередко противопоставляют другим: «все девочки хорошие, а ты плохая» или идентифицируют с остальными: «все мальчики уже спят». Так у ребенка отнимают право на личные чувства и желания и дают понять, что есть социально одобряемые чувства и поступки (они выражаются словом «все»), а есть – нет (они обознаются словам – «ты»).

Вместе с тем навязываются и половые ролевые стереотипы. «Мальчики не плачут», «девочки не лазают по деревьям». Так ребенок узнает о том, что ему должно делать, а что нет, и в дальнейшем испытывает стыд и страх, совершая что-то, что нельзя делать и чувствовать человеку его пола.

Ребенок растет и развивается в теле и совершенно естественно, что однажды он захочет исследовать то, из чего оно состоит. Увы, первые опыты таких исследований редко заканчиваются благополучно и малыш узнает от родителей, что есть чистые части тела (например, щечка) и грязные (это то, что у него между ног). Впоследствии это разделение не раз сыграет свою злую роль, когда, уже будучи взрослым, человек делит людей на чистых, с которыми нельзя..., и грязных, с которыми можно..., подчас будучи совершенно не готовым совершать «грязные» дела с «чистыми» помыслами и наоборот. Вместе с этим ребенок узнает о том, что бывает, когда прикасаешься к запрещенным частям тела. Хорошо если все ограничится только страхом заболеть страшной болезнью, потерять голос или иссохнуть. Хуже, если будет применено наказание... А чего больше всего на свете боится ребенок? Лишения родительской любви. В этом случае, маловероятно, что он сможет вырасти сексуально полноценным человеком и испытывать радость от интимного взаимоотношения полов.

Чаще всего до мастурбации дело не доходит. Всевидящее родительское око прервет процесс раньше, чем ребенок сумеет ощутить сладость запретного, но если малыш будет пойман на пике удовольствия к возбуждению примешается страх и стыд, в будущем сделав эти чувства созависимыми друг от друга.

В первые годы жизни ребенок встречается с искажением значимости собственных чувств. Поначалу он только недоумевает, почему какой-нибудь пустяковой царапине на коленке мама предает столько значения, а вот его искренние слезы по поводу поломанной братом игрушки не воспринимает никак, а чаще даже наказывает. Ребенку пока невдомек, что родители, которых жизнь научила прятать и пореже заглядывать в собственные чувства, просто бояться контактировать с тем, что действительно сильно и значимо. Маме, которой в детстве самой нередко приходилось страдать от выходок старших детей, страшно вспоминать и смотреть в собственную боль. Она создала себе защиту и теперь изо всех сил пытается не видеть очевидной параллели. Чем сильнее будут подступать к ней воспоминания, тем более раздраженной и гневливой будет она. Когда сдерживаться будет невозможно, она, скорее всего, накажет младшего ребенка, не осознавая, что замахивается на собственного «внутреннего ребенка». Но ее малышу не будет до этого никакого дела. Он усвоит урок и сделает вывод: нельзя быть слабым, нельзя признаваться в собственных чувствах, а лучше не чувствовать вообще. И вот уже с остервенением рвутся на части тетрадки старшего брата и отрываются крылья пойманной бабочки. Агрессия, которая при здоровом воспитании должна была бы стать защитником, перерождается в разрушителя, который в будущем разрушит и самого маленького человечка.

Вместе с ограничением чувств вводится и ограничение в движении. «Не бегай, не шуми, не прыгай», раздается и тут и там. Чтобы аргументы были весомее, обязательно добавляется: «разбудишь бабушку!». Старенькая бабушка, включаясь в игру, зажмуривается, когда к ней подбегает любопытный малыш (проверить). И тогда ребенок понимает, что быть живым без ограничений и наказаний нельзя. И он выбирает путь послушного ребенка (это значит, не быть живым) или путь не послушного ребенка (это значит быть живым, но не быть любимым). Первый ребенок станет примерным семьянином (мамина дача, зарплата в тумбочке, и продукты в полиэтиленовом пакете). Второй, скорее всего, добьется многого, будет жить, как летать, но всегда будет чувствовать себя недостойным любви.

Чем старше становится человек, тем сложнее существовать рядом с ним. Часто не понимая, как ответить на насущные подростковые вопросы, родители отмахиваются от ребенка и малодушно перекидывают его друг другу. Тоже касается и трансформации тела. Стыдясь своей, как на дрожжах, полнеющей дочери отец при гостях выхватывает у нее пирожок: «Хватит жрать, в дверь скоро не пройдешь», а мать прячет глаза найдя в кармане сына-подростка пачку презервативов. В пубертатном периоде мы остаемся наедине со своими проблемами, страхами и сексуальностью и чаще становимся жертвами тех, кто не столь стыдлив и щепетилен, как наши близкие.

Если добавить ко всему этому регулярное обвинение в недостойном поведении, часто – проповедование религиозных догм, без объяснений сути божественного учения, иногда - жестокое обращение и насилие, тактильную депривацию, ограничения и запреты, давление на волю, манипулирование, основанное на чувстве вины и долга и полное или частичное игнорирование духовных проблем ребенка, то становится понятно, что достичь совершеннолетия в здоровом теле и со здоровым представлением о нем, практически невозможно.

К слову, меня часто спрашивают, а что если бы... Если бы у меня были совершенно нормальные родители, которые никогда бы не били меня по рукам, когда я тянулся к своим половым органам, не раздражались на мои слезы, терпеливо отвечали на вопросы, были искренними, понимающими и открытыми, и с детства называли бы меня Иван Ивановичем, неужели у меня бы не было проблем? Увы, у человека полным полно возможностей, чтобы превратится в невротическую личность и помимо семьи и дома. Наш мир асексуален и жесток, все в нем придумано для того, чтобы так или иначе подавить свободомыслие и превратить людей в абсолютную копию друг друга. Более того, любые попытки создать гармоничных людей в дисгармоничном мире приводили к еще большей анархии и беспорядку. Особенно хорошо это доказали попытки выведения чистокровной арийской расы во времена фашизма, которые, как известно, закончились рождением нереально большого количества детей с физическими уродствами. При видимом различии параллель очевидна. Отклонение от стандарта, примеси самых разнообразных чувств и наличие умеренного количества препятствий необходимы, как движущая сила развития личности. Поэтому, одной из задач человека является буквально научиться жить в собственном теле, невзирая на все существующие ограничения и запреты. Жить, чувствовать и быть счастливым!

БЫТЬ В ТЕЛЕ

Вильгельм Райх, основатель телесного подхода в психологии считал основной причиной потери тела давление на человека со стороны семьи, социума и религии, насаждающие запреты на проявление подлинных чувств и эмоций, прежде всего сексуального характера. Естественно, с течением времени ситуация постепенно видоизменяется. В начале 21 века люди значительно изменились по сравнению с поколением первой половины века 20. Может быть, сейчас современному молодому человеку уже не надо доказывать окружающим свое право на свободомыслие. Уже нет табу на сексуальную жизнь до брака, стерлись границы социальных иерархий, не так велико влияние на личность родовых и семейных систем, появилось значительно больше возможностей и многократно усилилась скорость и интенсивность информационного потока. Человек получил такую свободу, о которой не могло и мечтать поколение Райха и даже следующее поколение после него.

Постепенно завоевание права на свободу перестало быть актуальной задачей, на первый план вышли задачи самоидентификации и определения своего места в жизни. Ведь мало иметь свободу, нужно еще знать, как ею распорядится.

Сегодня большая часть современных молодых людей имеет слабые, аморфные тела с плохой подвижностью суставов и общей мышечной ригидностью, и весьма скромным набором двигательных паттернов. У них сложно дифференцировать какой-то конкретный вид напряжения, у них одновременно напряжено все и ничего. Бывает, что, поработав с каким-нибудь юношей или девушкой и выявив определенную карту напряжений, я наблюдаю в следующую нашу встречу совершенно противоположную картину. Райх не случайно назвал хроническое напряжение броней характера. А что же будет с человеком, у которого характера попросту нет?

Если личность до конца не сформирована, а волевой фактор находится где-то ниже границы нормы, при общей пассивности к жизни и неадекватной самооценки мы наблюдаем человека, не потерявшего контакт с телом в результате психотравм и опыта отвержения, а попросту не потрудившегося его установить. Такие люди таскают свое тело, как затырканный двоечник волочит за оторванную ручку по земле портфель. Оказываясь в компании себе подобных, они не знают, куда пристроить себя, и в результате забиваются в угол, мыча что-то нечленораздельное, после чего жалуются на то, что они никому не интересны. Они не обладают даже элементарными навыками телесной коммуникации и удивляются тому, что их никто не понимает. Они не знают, куда деть свои руки и ноги и в результате травмируют себя буквально на ровном месте. Не осознавая ценности своего тела, они легко становятся сексуальными объектами для аморалов и циников, а после плачут о несостоявшейся любви. Им ничего не стоит принять психотропные и наркотические вещества, потому что им не ведом страх потери контроля и физических границ, большую часть времени они обходятся без того и без другого. Наконец, они легко отказываются от тела и от жизни вообще, потому что не понимают, зачем они нужны. Говорить таким людям о свободе значит еще больше усугубить их состояние, поставив перед ними еще более невыполнимую задачу. Для начала им необходимо дать хотя бы элементарные представления о возможности тела, его коммуникативной и познавательной функции, привить к нему уважение и дать познать радость от простых телесных ощущений, помочь понять и установить связь между такими константами, как успех = здоровье = тело. Сейчас для них тело это скорее причудливый агрегат с потерянной инструкцией, черный ящик, которые страшно открывать. Дать от него ключи и быть рядом, когда наконец-то произойдет момент встречи, научить быть в теле, вот, на мой взгляд, задача, которую будет решать следующее поколение телесных терапевтов со следующим поколением клиентов. Очень скоро, когда киберпространство полностью поглотит собой умы, эта задача станет особенно актуальна.

ЧТО ТАКОЕ ТЕЛЕСНАЯ ТЕРАПИЯ?

Основанная на древних знаниях система методов работы с телом, направленных на улучшения контакта человека с телом, качества его эмоциональной жизни, освобождения от психологических травм, стабилизации психики. Дает мощный оздоровительных эффект. Помогает осознать причины своих болезней.

Телесный терапевт, как правило, работает руками, используя приемы близкие к массажу, но построенные на глубоком знании особенностей телесно-психического реагирования. Телесная терапия значительно эффективнее массажа, потому что воздействует одновременно, как на тело, так и на сознание человека. Также в телесной терапии используются упражнения, танец, движение. Телесная терапия успешно применятся в психологии, косметологии, спортивной и реабелитационной медицине, работе с детьми.

В КАКИХ СЛУЧАЯХ НУЖНА ТЕЛЕСНАЯ ТЕРАПИЯ?

  1. Потеря контакта с собственным телом. (Оно есть, но я его не чувствую)
  2. Постоянное ощущение болей и напряженности в теле.
  3. Наличие травм, повлекших за собой нарушение двигательной активности, особенно в реабилитационный период.
  4. Проблемы с координацией движений, плохая осанка.
  5. Эмоциональный дисбаланс (трудности в сдерживании или проявлении эмоций)
  6. Видимое отсутствие стабильности в жизни.
  7. Пережитое насилие, в том числе сексуальное.
  8. Отвержение себя, своего внешнего образа.
  9. Проблемы с весом.
  10. Неспособность получать удовлетворение в сексе.
  11. Страхи и психологические трудности, связанные с зачатием, беременностью, родами, рождением и воспитанием детей.
  12. Нарушение сна. Стресс, состояние хронического стресса, усталости.
  13. Потеря вкуса и радости жизни.

 

Елена Шубина

(отрывок из книги «Основы телесной терапии»)

 

Еще статьи по теме:

О целесообразности изучения методов Теленой Wellness-терапии специалистами «помогающих» профессий (клиническими психологами, специалистами в области реабилитологии, оздоровления , фитнес-индустрии и т.д)

Как телесная терапия работает с болезнями?

Эстетика воздуха. Немного о телесной терапии.

Что такое динамическая телесная терапия?

 

Ваши комментарии: